Home Search E-mail
 
сегодня 28 мая 2016
Архив № 45-46 (140-141) / 04 декабря 2006
НовостиАрхивРедакцияПоискПодпискаРеклама
ПОЛИТИКА И ВЛАСТЬПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКАПОЛИТИКА И ОБЩЕСТВОПОЛИТИКА ДОСУГА
НОВОСТИ
  • 18 Апреля:  Россия заинтересована в ведении промысла в водах Исландии
  • 14 Апреля:  На форуме «ОвощКульт – 2016» правительство Подмосковья подписало 6 стратегически значимых соглашений
  • 13 Апреля:  IX международный форум информационных технологий «ITFORUM 2020/IT-Джем» проходит в Нижегородской области
  • 11 Апреля:  «Газпром нефть» увеличила запасы Чонского проекта
  • 10 Апреля:  Крупные компании Китая проявили интерес к инвестиционному сотрудничеству с Приангарьем
  • 10 Апреля:  Всероссийский флеш-моб «Подними голову» пройдет в Нижегородском регионе
  • 10 Апреля:  Москва примет участие в международной промышленной выставке Hannover Messe 2016
  • 07 Апреля:  Депутаты Заксобрания Иркутской области обсудили вопросы сотрудничества с коллегами из японской префектуры Исикава
  • 06 Апреля:  Грантоператоры объявят конкурс на получение президентских грантов
  • 06 Апреля:  Сергей Левченко Москве обсудил стратегию развития Приангарья с экспертами




  • Альберт СЁМИН: Зона национального бедствия


    ИНТРИГА

    ПОЛИТИКА И ВЛАСТЬ» ИНТРИГА»
    Версия для печати
    Александр ИВАНЧЕНКО, доктор юридических наук, председатель совета директоров Независимого института выборов

    Административный абсурд

    Избирательное законодательство опускают до уровня «Единой России»

    На выборах в Мосгордуму в 2005 г. графы "против всех" уже не было

    Лавинообразный и бессистемный характер изменений партийного и избирательного законодательства, осуществляемый в канун предстоящих парламентских и президентских выборов, вызывает серьезное беспокойство, так как многие из вносимых в законы поправок существенно ограничивают гарантированное Конституцией активное и пассивное избирательное право граждан и в целом право российского народа на осуществление народовластия.

    Так, совсем недавно был принят закон, запрещающий избранным депутатам менять партийную принадлежность, причем новые правила касаются и региональных депутатов, в том числе избранных в одномандатных округах, но выдвинутых политическими партиями. Данные поправки беспрецедентны для современных демократических стран и являются изобретением доморощенных политтехнологов. Подобный симбиоз императивно-партийного мандата есть не что иное, как «крепостное право» партии по отношению к своим депутатам. В цивилизованном мире подобная практика считается политическим анахронизмом, ведущим к бюрократизации и олигархизации политических партий, полному отрыву их не только от избирателей, но и от массы основных партийных членов. Особенно диким является требование о сложении полномочий депутата регионального законодательного собрания, избранного в одномандатном округе, если он решит перейти в другую партию из той, от которой баллотировался на выборах. Получается, что членство депутата в партии, в которую входит незначительная часть граждан, перечеркивает волеизъявление всех избирателей, выраженное ими в ходе свободных выборов. К чему привела эта несуразность, видно на примере только что созданной партии «Справедливая Россия». Депутаты, избранные в региональные парламенты по спискам Российской партии жизни, Партии пенсионеров и партии «Родина», вступившие в обновленную партию, будут вынуждены сложить свои депутатские полномочия. Это рукотворный результат законодательных ухищрений партии власти, которая на протяжении уже нескольких лет портит жизнь своим конкурентам.

    Усилиями этой же партии было полностью монополизировано право выдвижения кандидатов на выборах в Государственную думу. В итоге на предстоящих в 2007 г. выборах в нижнюю палату российского парламента все беспартийные граждане страны оказались попросту поражены в этом важнейшем компоненте пассивного избирательного права. Стоит напомнить, что даже во времена монопольного господства КПСС дело не доходило до таких крайностей. Даже тогда право выдвижения кандидатов формально сохранялось за трудовыми коллективами, собраниями военнослужащих и общественными организациями, где беспартийные граждане могли реализовать свои конституционные права.

    Уже только этих двух поправок может оказаться достаточно, чтобы после применения их на практике опротестовать не только итоги региональных парламентских выборов, но и итоги выборов депутатов Государственной думы, и не только в судах России, но и в международных инстанциях. Однако вероятнее всего это будет сделано лишь по инициативе пострадавших граждан, так как официальные субъекты обращения в Конституционный суд не осмеливаются это сделать из-за боязни разгневать «суверена» российской власти.

    Симптоматично, что каждый раз вбросу наиболее одиозных поправок, по сути извращающих конституционные принципы российского народовластия и многопартийности, предшествует мощная поддержка государственных СМИ. При этом из разных избирательных и партийных систем, существующих в мире, выхватываются отдельные примеры, которые кажутся представителям нынешней партии власти удобными для повышения управляемости избирательного процесса. В результате избирательное и партийное законодательства подверглось колоссальным деформациям. Над суверенитетом народа вновь встала руководящая и направляющая партия.

    Стоит напомнить, что сама избирательная реформа начиналась в 2001–2003 гг. и была связана с принятием Федерального закона «О политических партиях». Этот закон инициировал президент. При этом в качестве главной цели реформы декларировалась именно взаимоувязка партийного и избирательного законодательства с тем, чтобы укрепить многопартийную природу российского парламента. Однако на практике возобладал откровенно ведомственный и охранительный подход. Чиновники заинтересованных министерств и ведомств установили максимальное количество запретов и ограничений для реализации права граждан на объединение в политическую партию, а деятельность главного регистрационного ведомства так до сих пор и не приведена в соответствие с законодательством.

    В итоге судьба большинства партий стала зависеть не от воли избирателей, а от уполномоченных на то органов исполнительной власти. В этом, собственно, и состоял основной замысел закона о политических партиях, который не только не допускает создания новых партий, но и позволяет в упрощенном порядке ликвидировать большинство имеющихся. Вовсе не случайно за период, прошедший после введения нормы о минимальной 50-тысячной численности политических партий, не увенчалась успехом ни одна попытка создания политической партии.

    Сегодня можно однозначно утверждать, что принятое под давлением бюрократии чрезмерно жесткое законодательство о политических партиях сводит на нет само существование институтов выборной демократии и конституционные принципы народовластия.

    Ситуация осложняется еще и тем, что на предстоящих парламентских выборах полностью ликвидированы одномандатные избирательные округа, а всех депутатов Государственной думы предстоит избирать по партийным спискам по единому федеральному округу. Пока в регионах полностью по пропорциональной системе прошли выборы лишь в Свердловской области. И здесь эта система, обремененная множеством ограничений, чуть не дала сбой. Достаточно сказать, что минимальная явка, установленная на уровне 25%, была превышена всего на 2%. И это несмотря на все усилия партии исполнительной власти, региональный руководитель которой лично возглавил список партии «Единая Россия».

    На наш взгляд, переход на полностью пропорциональную избирательную систему на федеральном уровне, обремененный 7-процентным «проходным» барьером, а также чрезмерным ужесточением партийного законодательства, оказался направлен не только на монополизацию политического пространства, но и чреват подрывом самих конституционных принципов народовластия. Те же избирательные блоки, образуемые избирательными объединениями для участия в конкретных выборах, играли в условиях российской партийной системы важную роль, способствуя созданию новых дееспособных политических партий. Отмена института избирательных блоков искусственно прервала этот позитивный процесс. Абсурдность этого запрета ощутили на себе многие партии, изъявившие желание в ходе региональных избирательных кампаний выдвинуть объединенные партийные списки, а затем объединиться в более крупные политические партии.

    Все эти ограничения никак не касаются парламентских партий, поскольку последние, согласно уже действующей и сохраняемой норме, регистрируются без сбора подписей и внесения залога. Сложности с регистрацией в сочетании с тенденцией к росту размера избирательного залога (в связи с ростом предельных размеров избирательных фондов) также ведут к сокращению степени конкурентности выборов, но уже из-за их излишней коммерциализации и отсева малоимущих кандидатов, что является фактически финансовым цензом.

    Также по инициативе депутатов от «Единой России» были приняты поправки, отменяющие независимый общественный контроль на федеральных выборах и дающие законодателям субъектов РФ право отменять такой контроль на региональных и местных выборах. Данная новелла также деструктивна, особенно в связи с недопущением к выборам нежелательных для власти кандидатов, что обычно приводит к бойкоту выборов и (или) голосованию «против всех». В условиях, когда многие нежелательные кандидаты отстранены и соответственно не могут назначать наблюдателей, а наблюдателей от общественных объединений нет в принципе, у власти и подконтрольных ей избирательных комиссий полностью отсутствуют препятствия для фальсификаций.

    Однако всего этого партии власти показалось мало, и летом 2006 г. было инициировано сразу несколько радикальных законопроектов. Один из уже принятых законов полностью отменяет право избирателей голосовать против всех кандидатов – тем самым граждане лишаются права выбора в условиях искусственного отсева популярных кандидатов или партий.

    Другой законопроект существенно расширяет возможности для фильтрации неугодных кандидатов на стадии их регистрации, в том числе по мотивам пресечения так называемой экстремистской деятельности. К доработке этого, наиболее одиозного, законопроекта ко второму чтению была даже привлечена Общественная палата РФ, которая в принципе не согласилась с концепцией закона. Однако вместо возврата к первому чтению проект был рекомендован профильным комитетом Думы ко второму чтению, хотя при этом был представлен фактически новый законопроект, в том числе предполагающий отмену минимальной явки на выборах всех уровней. Тем самым были проигнорированы нормы регламента Думы, а все субъекты законодательного процесса были отстранены от обсуждения и экспертизы столь серьезного предложения, радикально меняющего российскую избирательную систему.

    Наконец, стремление «Единой России» ликвидировать нижний порог явки избирателей для признания выборов состоявшимися полностью дискредитирует всенародный характер выборов. Если к избирательным урнам придут единицы, то избранный ими парламент никак не может считаться действительно представительным органом власти.

    На наш взгляд, количество и качество изменений, предпринятых в канун избирательных кампаний 2007–2008 гг., уже создали ту критическую массу препон и нагромождений, которые могут дискредитировать сам институт российских выборов. А если к этому добавить уже набившую оскомину правоприменительную практику избирательных комиссий и судов, главной тенденцией которой стало ограничение конкуренции путем недопуска к выборам альтернативных кандидатов и партий, а также безоговорочное информационное доминирование продвигаемых исполнительной властью кандидатов и партий, то результаты выборов могут полностью перестать зависеть от самих избирателей. Подобная ситуация с парламентскими выборами в России складывается впервые за вот уже пятую легислатуру Государственной думы. Столь массированная и бесцеремонная подгонка избирательного и партийного законодательства под нужды одной партии, создание ею незаконных преимуществ на выборах вошли в явное противоречие с интересами общества и государства.



    Назад
    ©2003-2012 Политический журнал. Все права защищены. При полном или частичном использовании материалов ресурса прямая ссылка на сайт "politjournal.ru" обязательна.