Home Search E-mail
 
сегодня 31 мая 2016
Архив № 24 (75) / 04 июля 2005
НовостиАрхивРедакцияПоискПодпискаРеклама
ПОЛИТИКА И ВЛАСТЬПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКАПОЛИТИКА И ОБЩЕСТВОПОЛИТИКА ДОСУГА
НОВОСТИ
  • 18 Апреля:  Россия заинтересована в ведении промысла в водах Исландии
  • 14 Апреля:  На форуме «ОвощКульт – 2016» правительство Подмосковья подписало 6 стратегически значимых соглашений
  • 13 Апреля:  IX международный форум информационных технологий «ITFORUM 2020/IT-Джем» проходит в Нижегородской области
  • 11 Апреля:  «Газпром нефть» увеличила запасы Чонского проекта
  • 10 Апреля:  Крупные компании Китая проявили интерес к инвестиционному сотрудничеству с Приангарьем
  • 10 Апреля:  Всероссийский флеш-моб «Подними голову» пройдет в Нижегородском регионе
  • 10 Апреля:  Москва примет участие в международной промышленной выставке Hannover Messe 2016
  • 07 Апреля:  Депутаты Заксобрания Иркутской области обсудили вопросы сотрудничества с коллегами из японской префектуры Исикава
  • 06 Апреля:  Грантоператоры объявят конкурс на получение президентских грантов
  • 06 Апреля:  Сергей Левченко Москве обсудил стратегию развития Приангарья с экспертами




  • Альберт СЁМИН: Зона национального бедствия


    ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА

    ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА»
    Версия для печати
    Владимир ГУРВИЧ

    Не продается вдохновенье

    Интеллектуальная собственность – незадействованный ресурс экономического роста России

    В современном мире, где на первый план выдвигается экономика знаний, проблема защиты интеллектуальной собственности становится одной из самых актуальных. Именно в этом направлении смещается мировая ось конкурентной борьбы и получения конкурентных преимуществ. И Россия попадает в крайне сложную ситуацию, так как у нас это одна из самых уязвимых областей. Не случайно на этом фронте мы получаем один удар за другим.

    Новый ультиматум Керзона

    В связи с постоянными нарушениями прав американских владельцев интеллектуальной собственности на российском рынке администрация США включила Россию в список «приоритетно наблюдаемых стран», что влечет за собой угрозу применения экономических санкций. Международная комиссия по интеллектуальной собственности (США) подготовила специальный отчет, где России был практически предъявлен ультиматум, суть которого сводится к тому, что если Москва в ближайшее время не предпримет решительных шагов по борьбе с пиратством, то правительство Америки прекратит распространять на нашу страну любые льготы по беспошлинной торговле. При этом американцы оценивают свои российские потери, связанные с авторским правом, в сумму более чем 7 млрд долл. за последние 8 лет.

    Другие международные организации также обеспокоены ситуацией в России. Международная торговая палата (ICC) объявила 2005 г. годом объединения мирового бизнес-сообщества в борьбе с контрафактом и пиратством. Эту инициативу поддержали более 200 крупнейших мировых товаропроизводителей. На предстоящем в начале июля 2005 г. саммите G-8 будут также обсуждаться вопросы защиты интеллектуальной собственности. И, судя по всему, нашей делегации придется выслушать немало упреков.

    На кону гигантские ставки. Сегодня рынок интеллектуальной собственности (ИС) на 80% контролируется тремя странами – США, Германией и Японией. Оставшаяся квота принадлежит примерно 15 развитым государствам Европы и Азии. О том, сколько сегодня стоит интеллектуальная собственность, дают представление следующие данные. Бренд компании Соcа-Соlа в настоящий момент оценивается в 70 млрд долл., Мicrosoft стоит 65 млрд долл., IBM – 52,7 млрд долл., GE - 42 млрд долл., Nokia – 35 млрд долл., Ford – 30 млрд долл., Macdonald,s – 25 млрд долл. Следует подчеркнуть, что речь идет не об активах, а только об имени компании.

    В то же время в список 100 самых дорогих мировых брендов ни одна российская компания не попадает. Нижний предел капитализации компании из «бренд-элиты» должен быть не меньше 1 млрд долл. Самый же дорогой российский бренд у «Газпрома», он стоит примерно 350 млн долл. Учитывая реальные активы, которыми обладает газовый монополист, становится ясно, как сильно занижена стоимость наших предприятий на мировых финансовых рынках.

    И это закономерно, если принять в расчет современные отечественные реалии. Стоимость интеллектуального капитала в США, по данным на 2002 г., составила 86%, а финансового и материального – 14%. В России картина не просто обратная, а на порядок хуже обратной. По официальным данным, ИС составляет менее 1% от общей стоимости отечественных активов. Так, по отчетам таких крупных компаний, как ЛУКОЙЛ, «Мосэнерго», РАО «ЕЭС», стоимость нематериальных активов у них составила менее 0,01%. А, например, у компании «Кока-Кола» она равна 94%.

    Продажный интеллект

    В современном мире научные и технологические исследования производятся не только с целью дальнейшего развития цивилизации – они являются объектами коммерческих отношений. А чтобы это случилось, они должны облечься в форму интеллектуальной собственности, говорит заведующая кафедрой внешнеэкономической деятельности Академии народного хозяйства при правительстве РФ Наталья Карпова. И неудивительно, что вопросу ее охраны придается огромное значение всеми ведущими мировыми производителями. В мире быстро растет количество поступающих заявок в патентные ведомства. В 2004 г. их число возросло на 25%, из них на США пришлось 42%, на Германию – 13%, на Великобританию – 10%. Доля развивающихся стран составила всего 3%.

    Что касается России, то она оказалась на 13-м месте. А вот Китай переместился на 8-е. Он сейчас ведет крайне активную политику в вопросах патентования как внутри страны, так и за рубежом. Так, по числу национальных патентов в 2001 г. Китай занял одну из ведущих позиций в мире, а по зарегистрированным товарным знакам опередил всех. Это говорит о том, что на мировом рынке ИС появился очень сильный конкурент.

    В силу того, что стоимость разработок неуклонно повышается, бизнес отвечает на этот вызов усилением сотрудничества между странами и компаниями. Растет число совместных патентов – это позволяет получать дополнительную ренту от использования ИС.

    Необходимость коммерциализации ИС ведет к тому, что компании вынуждены выходить на внешний рынок. А это, в свою очередь, приводит к динамичному развитию рынка ИС. Всемирный банк выполнил исследование, в котором показал, как развивается этот новый сектор услуг – получения и передачи прав использования ИС. Согласно полученным данным, его ежегодный прирост составляет 9,5%, а удельный вес этого рынка в структуре мировой торговли за последние 10 лет возрос с 37 до 42%.

    В то же время следует отметить, что этот рынок имеет свою специфику. Сейчас происходит смена приоритетов: взамен оборудования, новых технологий компании хотят в первую очередь получить знания, позволяющие решать существующие проблемы развития. Причем наиболее перспективные разработки стараются продавать внутри транснациональных корпораций, а на рынок выкинуть побочные патенты. Например, фирме General Electric реализация подобных «побочных продуктов» приносит 11% прибыли.

    Новой тенденцией стал обмен научными подразделениями, когда компании объединяют свои усилия и разрабатывают новые решения и совместно выходят с ними на рынок. Такая форма сотрудничества дает солидные конкурентные преимущества.

    Что касается России, то в последнее время у нас отмечается рост числа изобретений. Однако по абсолютному их количеству мы находимся на низком уровне. В 2004 г. в США было подано 39 250 патентных заявок, в Японии – 16 774, в Германии – 13 970, в Великобритании – 6090, а в России всего 527. Самые же большие темпы роста в России имеет рынок товарных знаков. В 1994 г. было заключено 2135 лицензионных соглашений, в 2004 г. – около 2,5 тыс, а число соглашений на товарные знаки увеличилось с 1 тыс. до 8 тыс. Тенденции на российском рынке ИС отличаются от общемировых, указывает Наталья Карпова. В мире основной объем покупаемых лицензий – это исключительные лицензии, а у нас в основном – патентные или неисключительные лицензии.

    Интересную политику на российском рынке ИС проводят зарубежные компании. Анализ лицензионных контрактов в области передачи прав на иностранную ИС выявил, что зарубежные компании заключают контракты сами с собой – когда, к примеру, американская фирма заключает контракт со своей дочерней российской компанией.

    Закон есть, а толку нет

    В мире правовому регулированию ИС придается огромное значение. В Советском Союзе практически не признавались права на ИС, первый из этой серии закон был принят перед самым его распадом. Произошло это после долгих и напряженных дискуссий, так как многие депутаты противились его одобрению. И напрасно, так как он все равно не успел вступить в силу.

    Современный правовой режим, действующий в области интеллектуальной собственности, можно разграничить на две сферы – регулирование международное и национальное. На их стыке и возникают чаще всего наиболее острые проблемы по защите ИС.

    Существует целая серия международных правовых актов, регулирующих вопросы, связанные с использованием ИС. Некоторые из них были приняты еще в ХIХ в. И большинство действует до сих пор, в них лишь вносятся навеянные временем изменения. Так, Бернская конвенция по охране литературы и художественных произведений вступила в силу в 1886 г. Более «молодая» Всемирная (Женевская) конвенция по охране авторских прав – в 1952 г. Всего же международных документов по этой тематике насчитывается 24. Россия является участником 14 из них.

    Законодательство по защите ИС формировалось уже в новой России. Самым «старым» правовым актам насчитывается всего 13 лет. И уже можно говорить о существовании в этой сфере правовой системы, которая обеспечивает как защиту ИС внутри страны, так и наши интересы за рубежом.

    При этом, как считает вице-президент ТПП РФ Владимир Исаков, следует учитывать, что в мире наряду с правовыми нормами все большее значение приобретает процесс саморегулирования творческих организаций и союзов. Они вырабатывают свои нормы и стандарты в первую очередь в новых сферах применения ИС. Особенно хорошо заметно это явление в области Интернета. В этом виртуальном мире еще практически не действуют ни национальные, ни международные правовые нормы. И поэтому сами его «обитатели» вырабатывают правила собственного поведения, включая и защиту ИС.

    Значение законодательства об ИС резко увеличивается в силу того, что Россия намерена в скором времени вступить в ВТО, где защите прав на ИС придается первостепенное значение. Как известно, одно из основных соглашений, регулирующих порядки внутри этой организации, – соглашение о соблюдении прав на интеллектуальную собственность – TRIPs, которое является приложением к Мараккешскому протоколу от 1994 г. об учреждении ВТО. TRIPs является обязательным к исполнению для любого члена ВТО.

    Любопытна история принятия соглашения. Его выработка сопровождалась жесткой дискуссией между развивающимися и развитыми странами. Последние отстаивали точку зрения, что ИС должна иметь денежную оценку и быть коммерциализирована. Развивающиеся же страны доказывали, что результаты интеллектуальной деятельности являются общечеловеческим достоянием и потому доступ к ним должен быть широким и бесплатным. Победила позиция развитых государств, которая и была отражена в итоговом документе.

    Особенностью TRIPs является то, что акцент сделан не только на законодательный аспект, но и на правоприменительную практику. Недостаточно обеспечить защиту ИС в судебном порядке, в большинстве стран это уже осуществляется. Главный вопрос в том, как выполняются судебные решения. Во время переговоров о присоединении к ВТО оценивается именно эта сторона юридической ситуации. Поэтому после присоединения к ВТО у России быстро могут возникнуть осложнения, связанные с выполнением ряда обязательств. Это в первую очередь относится к соглашению о защите общеизвестных товарных знаков, которое запрещает третьим лицам использовать товарные знаки без согласия владельца при реализации других видов товаров. А такое у нас распространено повсеместно.

    Еще один возможный предмет для конфликтов связан с брендами крепких спиртных напитков, для которых предусмотрена дополнительная защита, что, как известно, особенно актуально для России. В частности, не допускается на этикетках использование слов «как» и «типа». Например, «как шампанское» или «типа коньяк». Правда, в том случае, если ссылка на происхождение товара использовалась не меньше 10 лет до дня присоединения к соглашению, то страна может продолжать применение прежнего товарного знака. Так, товарный знак «Советское шампанское» в связи с этим правилом может быть сохранен.

    Соглашение также требует, чтобы страны предоставляли новым оригинальным образцам продукции защиту как минимум в течение 10 лет, когда не позволяется производить и продавать товар, являющийся копией этого изделия.

    TRIPs также предписывает, чтобы национальные законодательства предусматривали эффективные действия против нарушения прав в сфере ИС. Судебные процедуры должны быть быстрыми, недорогостоящими и направлены на предотвращение подобных фактов в будущем. Это положение особенно важно в свете того, что TRIPs содержит норму, согласно которой национальное законодательство члена ВТО в сфере защиты ИС может само стать предметом рассмотрения с точки зрения его соответствия международному праву.

    Собственная гордость

    Эти и многие другие весьма жесткие требования в отношении кандидата на вступление в ВТО на самом деле могут быть ослаблены, так как страна имеет право потребовать предоставить ей переходный период для адаптации своей системы защиты ИС. Однако на переговорах по этим вопросам российская делегация официально заявила, что Россия является страной с рыночной экономикой, а потому никакие временные послабления ей не нужны. Это означает, что с момента присоединения к ВТО Россия должна в полном объеме выполнять все пункты соглашений по TRIPs.

    Присоединение к ВТО накладывает на Россию обязательство вести наблюдение за соблюдением прав на ИС. А для этого должны быть специальные организации, наделенные соответствующими полномочиями и функциями. Однако, по мнению Владимира Исакова, в ходе проведения административной реформы категория ИС затерялась в нашем бюрократическом лабиринте и не попала в сферу действия ни одного федерального органа. Можно лишь говорить о том, что эти обязанности частично закреплены за Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам, но она не покрывает их полного объема.

    Как известно, протокол о присоединении к ВТО является конфиденциальным, однако есть сведения, что наши партнеры по переговорам в целом положительно оценивают существующее в России законодательство в этой сфере. Сегодня в России за нарушение прав на ИС установлена не только административная, но и уголовная ответственность. Проблема – в правоприменительной практике.

    Защита интеллектуальной собственности – многогранный процесс. Но начинается он снизу, с того, как к нему относятся рядовые граждане.

    Опрос, проведенный Коалицией в защиту прав по интеллектуальной собственности, показывает, что наиболее частым местом покупки контрафактной продукции являются рынки. Однако и крупные магазины не защищены от попадания на их прилавки контрафакта. Более двух третей опрошенных заявили, что покупали контрафактную продукцию за последние два года. Наиболее сильно подделками заражены следующие товары: одежда, лекарства, обувь, продукты, аудио- и видеокассеты, табак, программное обеспечение. Треть потребителей, приобретших контрафакт, сделали это сознательно из-за слишком высокой цены подлинного товара. В качестве же причин отказа от покупки нелегальной продукции чаще всего назывались опасение за свое здоровье и недоверие к ее надежности. И лишь 1% опрошенных заявил, что они не желали нанести ущерб правообладателям. Иными словами, исследование показывает, что наши граждане терпимо относятся к распространению контрафактной продукции. Более того, даже чиновники в частных беседах полагают, что в ее покупке нет ничего предосудительного, и не видят в том угрозы обществу и государству.

    А между тем мировая музыкальная индустрия ежегодно теряет от пиратства более 4 млрд долл. На рынке России каждый год реализуются свыше 300 млн единиц аудиопродукции, из которых более половины – пиратская. В течение последних 8 лет уровень контрафакта остается стабильно высоким. В 2004 г. он составил 64,4%, что выше 2003 г. на 2,6%. Наша страна стала одним из крупнейших экспортеров поддельной музыкальной продукции.

    Согласно оценке аналитического центра агентства IDC, снижение в России уровня пиратства на 10% способствовало бы к 2006 г. увеличению российского рынка информационных технологий в два раза. Это позволило бы создать около 30 тыс. новых рабочих мест в индустрии высоких технологий.

    Выигрывая в малом, мы проигрываем в большом и если не научимся защищать интеллектуальную собственность, то потеряем значительную часть интеллектуального потенциала нации.



    Назад
    ©2003-2012 Политический журнал. Все права защищены. При полном или частичном использовании материалов ресурса прямая ссылка на сайт "politjournal.ru" обязательна.