Home Search E-mail
 
сегодня 29 мая 2016
Архив № 41 (92) / 05 декабря 2005
НовостиАрхивРедакцияПоискПодпискаРеклама
ПОЛИТИКА И ВЛАСТЬПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКАПОЛИТИКА И ОБЩЕСТВОПОЛИТИКА ДОСУГА
НОВОСТИ
  • 18 Апреля:  Россия заинтересована в ведении промысла в водах Исландии
  • 14 Апреля:  На форуме «ОвощКульт – 2016» правительство Подмосковья подписало 6 стратегически значимых соглашений
  • 13 Апреля:  IX международный форум информационных технологий «ITFORUM 2020/IT-Джем» проходит в Нижегородской области
  • 11 Апреля:  «Газпром нефть» увеличила запасы Чонского проекта
  • 10 Апреля:  Крупные компании Китая проявили интерес к инвестиционному сотрудничеству с Приангарьем
  • 10 Апреля:  Всероссийский флеш-моб «Подними голову» пройдет в Нижегородском регионе
  • 10 Апреля:  Москва примет участие в международной промышленной выставке Hannover Messe 2016
  • 07 Апреля:  Депутаты Заксобрания Иркутской области обсудили вопросы сотрудничества с коллегами из японской префектуры Исикава
  • 06 Апреля:  Грантоператоры объявят конкурс на получение президентских грантов
  • 06 Апреля:  Сергей Левченко Москве обсудил стратегию развития Приангарья с экспертами




  • Альберт СЁМИН: Зона национального бедствия


    СИМПТОМЫ

    ПОЛИТИКА И ВЛАСТЬ» СИМПТОМЫ»
    Версия для печати
    Виктор БЕККЕР

    Пассионарная арифметика

    Еще в самом начале XXI в. российская молодежь считалась абсолютно аполитичной средой. Но сегодня на политическую арену выходят именно молодые. Почему они «проснулись»? Или их все-таки кто-то разбудил?

    Если их создают, значит, это кому-нибудь нужно

    При Ельцине власть мало думала о том, поддерживает ли ее молодежь или нет.

    Когда президентом стал Путин, Кремль всерьез озаботился молодыми сторонниками власти. Выделили немалые деньги, нашли активных братьев Якеменко и создали молодежное движение «Идущие вместе». «Идущие» гуляли по улицам в футболках с изображением Путина, хвастались друг перед другом бесплатными пейджерами, подаренными им руководством, и проводили шумные акции по уничтожению книг писателя Сорокина. Они не понимали, что тем самым дискредитируют власть.

    Однако это хорошо понимали их кремлевские кураторы, которые фактически прикрыли «Идущих вместе» и на их базе создали новое пропутинское молодежное движение с говорящим названием «Наши». Руководят «Нашими» все те же братья Якеменко, и методы привлечения молодых людей в эту организацию остались прежними. Но задачи у этой политической структуры теперь совсем другие, серьезные: борьба с фашизмом; защита отечества от угрозы «цветных революций»; не столько идеологическая, сколько боевая готовность противостоять любым «не нашим».

    Это движение – настоящая опора нынешней власти, поэтому «Наших» тренируют не только в спортивных лагерях, но и на идеологических площадках. Перед ними выступают губернаторы, которые их спонсируют, министры российского правительства, которые заинтересованы в их профессиональном обучении, знаменитые политтехнологи, которые умело им «промывают мозги», и даже сам президент Путин.

    «Наших» становится все больше, о чем красноречиво свидетельствуют многотысячные митинги и демонстрации, проходящие под красно-белыми флагами. Имея много денег и административный ресурс, легко собрать 70 тыс. молодых людей, пообещав им при этом через несколько лет «передать страну». Но общество не становится от этого цивилизованнее, имидж власти не облагораживается. Наоборот, национализм и ксенофобия во многих российских городах все отчетливее приобретают форму расизма. Сегодня каждый второй иностранный студент, обучающийся в России, становится жертвой агрессии и насилия со стороны молодежных группировок. О беженцах и мигрантах и говорить не приходится – дня не проходит без сообщений о том, что кого-то из них убили или покалечили.

    Но «Наши» и не пытаются остановить настоящий фашизм. Скажем так: их ориентируют совсем на другое. Впрочем, недавно, после убийства перуанского студента в Воронеже, «Наши» спохватились и решили использовать эту трагедию для саморекламы. Возглавить «антифашистский марш» в Воронеж приехал сам Василий Якеменко. Однако, когда к шествию попытался присоединиться местный правозащитник с плакатом «Путина долой!», несколько «нашистов», забыв о цели своего мероприятия, попытались его избить.

    – «Наши» – это своего рода валерьянка для власти, – считает лидер молодежного движения «Яблоко» Илья Яшин. – Но совсем не факт, что они выйдут в час «икс» защищать власть. Эти ребята не так просты. Они едят казенную пищу, слушают лекции, но мыслят самостоятельно. И это для Кремля опасно.

    – «Наших» ошибочно называют хунвэйбинами, – уточняет заведующий отделом ювенологии Центра новой cоциологии и изучения практической политики «Феникс» Александр Тарасов. – В Китае хунвэйбины выполняли конкретную внутрипартийную задачу – ликвидировать в партийном аппарате снизу доверху все структуры, которые ориентировались на конкурентов Мао Цзэдуна. В нашей системе власти у Путина нет конкурентов. Так что «Наши» скорее напоминают итальянских «Ардити» или немецких штурмовиков до прихода Гитлера к власти.

    «Пожарные» в кремлевских касках

    По сути, современное молодежное движение можно разделить на два основных лагеря. Первый – это проекты Кремля, которые выстраиваются с помощью административно-командных технологий. Второй – это гражданские или партийные молодежные инициативы, зачастую создаваемые в противовес «путинскому комсомолу». Одни – это сторонники власти, другие – ее оппоненты.

    Если исходить из высказываний лидера «Наших» Василия Якеменко и его кремлевских покровителей, политическая оппозиция только и мечтает о том, как бы ввергнуть страну в пучину революционного пожара. То есть получается, что оппозиционные движения – это «поджигатели», провластные – «пожарные».

    Реальное число «Наших», по оценке экспертов, не превышает 3 тыс. человек – собственно комиссаров. Остальные – вполне аморфная массовка. Кого же, кроме «Наших», можно еще отнести к «пожарным»?

    Во-первых, «Молодую гвардию «Единой России» – организацию, возникшую недавно на базе «Молодежного единства». Теперь это не сугубо бюрократическая партийная структура с небольшим количеством активных сторонников, а боевая организация политизированной молодежи.

    Напомним, что слово «гвардия» трактуется в русском языке двояко. В прямом смысле это «отборные воинские части», в переносном – «лучшие представители какой-либо сферы деятельности». Судя по уставу организации, ее отцы-основатели хотят видеть в «Молодой гвардии» и то, и другое. Уже сегодня в «гвардию «Единой России» вербуются в первую очередь физически подготовленные молодые люди. Лидером новообразованной 16 ноября в Воронеже структуры стал руководитель православного телеканала «Спас» Иван Демидов.

    Во-вторых, есть некие студенческие организации – «ВАЛ – Всеобщая альтерглобалистская лига» и «Россия молодая». По мнению Ильи Яшина, эти студенческие организации незначительны по составу активистов (несколько десятков человек) и созданы для подстраховки «Наших». Однако эксперт Александр Тарасов полагает, что это не дублирование, а отдельная стратегия, которая была разработана очень давно.

    – Это покрытие всего политического пространства структурами, лояльными верховной власти. Раньше эта стратегия продумывалась вообще для всех партий, но теперь ее пытаются реализовать именно на молодежном поле, – утверждает он.

    Непосредственным куратором молодежных политических проектов Кремля является Никита Иванов – заместитель руководителя Управления по связям с зарубежными странами. Именно Иванов, по словам Ильи Яшина, приезжал в ОВД «Даниловский» выручать футбольных фанатов, избивших в августе бейсбольными битами активистов левых молодежных организаций. Понятно, что здесь речь идет уже не только о политических технологиях. Обозреватель «ПЖ» в связи с этим попытался взять у Никиты Иванова комментарий, однако его секретарь по телефону заявила, что «чиновники администрации президента интервью не дают».

    Завершая перечисление «пожарных», нельзя обойти вниманием Евразийский союз молодежи, молодежную организацию Евразийского союза Александра Дугина. Эта структура довольно малочисленная, и поэтому большая часть ее политической активности происходит в Интернете. Но иногда «евразийцы» проявляют и реальный «креатив» – не так давно, например, они попытались забросать мышами митинг сторонников Маши Гайдар. По словам Пономарева, «евразийцев» человек 200–300, но это «настоящие пассионарии»:

    – У них есть сверхидея – создать «Великую Евразию». Все остальное для них – тактические вопросы. Если для реализации этой идеи надо действовать в интересах Кремля, они будут действовать в интересах Кремля.

    Впрочем, есть еще несколько «пожарных» структур, готовящихся выйти на политическую арену, – это лужковская «Гражданская смена», куда собираются привлечь футбольных фанатов, и громовские «Местные». Но, по мнению Александра Тарасова, их можно во внимание не принимать, так как собрать всех футбольных фанатов в единую организацию нелегко – «морды друг другу перебьют», а «Местные» очень похожи на вариант «Наших» для Подмосковья.

    Что возгорится из искры?

    Другой фланг, условно названный «поджигателями», гораздо более разнообразен по своему составу и количеству структур. Туда входят как левые, так и либералы. При этом между ними довольно много серьезных противоречий.

    – «Оборонщики»-либералы выражают интересы буржуазии, поэтому они являются нашими политическими соперниками, – объяснил корреспонденту «ПЖ» лидер «Левого фронта» Илья Пономарев. – Но в день «икс» мы будем плечом к плечу по одну сторону баррикад.

    В организацию «Оборона» в основном как частные лица входят представители совершенно разных партий и организаций. Туда же входит и большинство активных членов «Молодежного «Яблока». Илья Яшин утверждает, что это гражданская коалиция, которая лишь добивается честных правил игры на выборах. По словам Яшина, в «Обороне» около 2 тыс. членов, но Тарасов и Пономарев считают, что их не более 250 человек, да и вообще «Оборона», «Молодежное СПС», «Да» – это виртуальные организации, которые действуют в пределах Садового кольца и Казанской площади Санкт-Петербурга.

    Лидер «Союза молодежи «За Родину» Сергей Шаргунов утверждает, что по спискам их организация насчитывает около 5 тыс. человек, а в самой Москве – около 300. На деле же, по мнению остальных экспертов, их не более 300 во всей стране. Шаргунов – личность политически активная, но большая часть его активности приходится на урегулирование проблем внутри движения, которое он сам и возглавляет. Дело в том, что в молодежной «Родине» есть два крыла – левацкое и ультраправое. Шаргунов, исповедующий идеи социальной справедливости, относит себя к левакам и пытается жестко противостоять националистам. Кроме того, Шаргунов хочет, чтобы его молодежный союз «За Родину» стал организацией с очень высокой степенью автономии, чтобы рогозинская партия «Родина» не контролировала его напрямую.

    Роль самой шумной молодежной оппозиции по праву принадлежит Национал-большевистской партии (НБП), возглавляемой Эдуардом Лимоновым. Численность активных членов партии, по разным оценкам, колеблется от 8 до 11 тыс. человек.

    Сам Лимонов заявил корреспонденту «ПЖ», что НБП относится «с большой приязнью ко всем политическим партиям, стоящим в оппозиции к этому режиму, в том числе и к либеральной «Обороне». «Их идеология, – сказал он, – по каким-то причинам не велит им, к примеру, праздновать вместе с нами 7 ноября. Но мы их не виним, мы уважаем чужую позицию».

    Представитель «Обороны» Илья Яшин тоже не прочь отвесить комплимент нацболам. Он полагает, что эта партия «за десять лет прошла путь от фашизма к социал-демократии». Впрочем, его оппонент Илья Пономарев утверждает, что в региональных отделениях НБП ничего не изменилось – среди «лимоновцев» по-прежнему популярны нацистские идеи, а социал-демократией даже не пахнет.

    – У нацболов нет плана прийти к власти, и им все равно, с кем дружить: все, что против системы, – хорошо. Это панковская идеология, – объясняет Пономарев.

    На митинге 7 ноября лимоновцы скандировали свои лозунги 10-летней давности, такие, как «Хороший буржуй – мертвый буржуй!». Как это согласуется с коалицией между НБП и «Обороной»?

    – Ну и что? – ответил Лимонов. – У нас, например, есть лозунг «Ешь богатых». Это же не значит, что мы на самом деле собираемся есть богатых. Это просто обостренная лозунговая форма.

    Панковская составляющая в идеологии НБП действительно занимает огромное место. Ведь фраза «Ешь богатых» это всего лишь дословная калька с английского «Eat the rich» – одного из главных лозунгов британских левых панков 70-х гг. Для этой молодежной субкультуры вообще характерно сочетание большевистских и нацистских настроений. Например, лидер панковской группы «Sex Pistols» Джонни Роттен на одном лацкане своего пиджака носил эмблему серпа и молота, а на другом – свастику. На самом деле ему не было никакого дела до обеих идеологий, он просто использовал эти символы исключительно для эпатажа.

    Наиболее многочисленная коалиция у левых – Союза коммунистической молодежи (СКМ), Авангарда красной молодежи (АКМ) и троцкистов разных мастей. Илья Пономарев оценивает количество активных эскаэмовцев, готовых «выйти на площади и биться с милицией», в 7–8 тыс. человек. А численность акаэмовцев, на его взгляд, примерно 500–600 человек. По его словам, это «чисто левые экстремисты, балансирующие на грани левизны и лимоновщины». Но «если НБП – больше эстетический проект, то в АКМ много таких парней, кому дай автомат – пойдут стрелять сразу». Однако лидер АКМ Сергей Удальцов в принципе понимает, что формат, в котором он действует, его несколько стесняет. Поэтому он вошел в организованную Шаргуновым и Бондаренко Лигу объединенной молодежи (ЛОМ) – мол, мы дружим со всеми, кто против Путина. В ЛОМ входят и молодые «родинцы», и отдельные представители АКМ, СКМ, НБП (главный редактор «Лимонки» Алексей Волонец) и даже «Обороны». Но левые организации выразили недовольство появлением ЛОМа и объявили, что будут с ним бороться.

    К левым надо добавить несколько троцкистских организаций, таких, как «Соцсопротивление» и часть «Революционной рабочей партии» (РРП), а также отдельные группировки анархистов («Хранители радуги», «Автономы» и т.д.).

    Поле боя перед битвой

    По оценке Пономарева, на стороне оппозиции могут выступить около 25 тыс. молодых активистов. Но возможно ли вообще какое-то столкновение молодежных движений? Повторится ли в России украинский опыт?

    «Я не верю, что молодежь схлестнется после возможной фальсификации в первом туре президентских выборов, – считает Александр Тарасов. – Наиболее реальные молодежные левые организации ориентированы не на буржуазную парламентскую демократию, они готовы к тому, что их обманут с выборами. И я не замечаю там какого-то восторга по поводу украинского «оранжевого» опыта.

    Нельзя расставлять молодых по двум сторонам баррикад. Часть левых вообще может уклониться от этой битвы, сочтя, что они играют не в свою игру. Неизвестно, как себя поведет правительственная сторона. Одно дело – вывести 60 тыс. человек на некую помпезную манифестацию в поддержку власти и другое – послать их против группы, вооруженной дубинками и прутьями. Я не уверен, что они туда пойдут. Зато «Наших» и «Евразийский союз молодежи» можно использовать для подавления любого стихийного недовольства и необязательно связанного с выборами».

    В любом случае все эти арифметические подсчеты молодых пассионариев носят весьма условный характер. Ситуация в молодежной политике меняется гораздо более динамично, чем во «взрослой».

    Уточнение

    Во вводке к интервью Владислава Третьяка («ПЖ» №38 с.г.) допущена неточность. Проект Стратегии государственной молодежной политики на 2006–2016 гг. рассматривала Общественная молодежная палата, а не профильный комитет ГД РФ.

    МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

    Владимир ПРИБЫЛОВСКИЙ, президент центра «Панорама»:

    – Я думаю, что официальные молодежные организации вообще непассионарны. Самое большое боевое движение в стране – это футбольные фанаты. Они не политизированы, но некоторые политические идеи у них есть. У спартаковцев, например, это «Россия для русских», «Москва для москвичей» и т.д. Такие движения – естественный резерв для фашистских партий. Но в основном эта националистическая молодежь с погромными настроениями не склонна подчиняться политическим партиям. Они иногда примыкают к кому-то, но все эти скинхеды в основном объединяются в группировки по месту жительства. «Внешнее управление» они воспринимают с трудом. У них одна забота – выпить пива и пойти искать «черных» на улице. Тоже политика, между прочим. Скинхеды и футбольные фанаты в большинстве своем пересекаются. Большая часть московских скинов – спартаковцы.

    Когда-то их пыталась привлечь к себе Национал-большевистская партия Лимонова, но успех был мал. А сейчас их как раз на «лимоновцев» и натравливают. Что касается их сотрудничества с «Нашими», то это тоже палка о двух концах. Отдельных авторитетов фанатского движения действительно покупают, но я не уверен, что те находятся на коротком поводке. Взять деньги за то, чтобы побить нацболов, – это они запросто. Но и соседнюю лавку разграбить, которая, может быть, принадлежит члену «Единой России», – тоже запросто.

    Кроме того, некоторые из них находятся на крючке у правоохранительных органов. Это те, кто мелькал во время знаменитого «футбольного погрома» на Манежной, кто участвовал в последних избиениях оппозиционной молодежи. Возможно, им было дано отпущение грехов: мол, вас не посадят, если будете делать то, что вам скажут. Я думаю, что вероятность столкновений молодежных группировок зависит не от их лидеров, а от общей обстановки в стране. Грубо говоря, от цен на энергоносители. Сегодня любую вспышку протеста можно погасить долларами. Но если она произойдет на фоне серьезного ухудшения социального положения, то это будет гораздо опаснее, чем игры оппозиции с «оранжевой революцией».



    Назад
    ©2003-2012 Политический журнал. Все права защищены. При полном или частичном использовании материалов ресурса прямая ссылка на сайт "politjournal.ru" обязательна.