Home Search E-mail
 
сегодня 31 мая 2016
Архив № 33 (36) / 14 сентября 2004
НовостиАрхивРедакцияПоискПодпискаРеклама
ПОЛИТИКА И ВЛАСТЬПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКАПОЛИТИКА И ОБЩЕСТВОПОЛИТИКА ДОСУГА
НОВОСТИ
  • 18 Апреля:  Россия заинтересована в ведении промысла в водах Исландии
  • 14 Апреля:  На форуме «ОвощКульт – 2016» правительство Подмосковья подписало 6 стратегически значимых соглашений
  • 13 Апреля:  IX международный форум информационных технологий «ITFORUM 2020/IT-Джем» проходит в Нижегородской области
  • 11 Апреля:  «Газпром нефть» увеличила запасы Чонского проекта
  • 10 Апреля:  Крупные компании Китая проявили интерес к инвестиционному сотрудничеству с Приангарьем
  • 10 Апреля:  Всероссийский флеш-моб «Подними голову» пройдет в Нижегородском регионе
  • 10 Апреля:  Москва примет участие в международной промышленной выставке Hannover Messe 2016
  • 07 Апреля:  Депутаты Заксобрания Иркутской области обсудили вопросы сотрудничества с коллегами из японской префектуры Исикава
  • 06 Апреля:  Грантоператоры объявят конкурс на получение президентских грантов
  • 06 Апреля:  Сергей Левченко Москве обсудил стратегию развития Приангарья с экспертами




  • Альберт СЁМИН: Зона национального бедствия


    ТЕМА НОМЕРА

    ТЕМА НОМЕРА»
    Версия для печати
    Владимир МАЛАХОВ, доктор философии, преподаватель Московской школы социальных и экономических наук

    Нациостроительство и его прорабы

    В 1989 г., когда в России, тогда еще советской, состоялись первые за семьдесят лет свободные выборы, националисты их с треском проиграли. Лозунги, призывавшие общество объединиться на этнической основе, оно просто проигнорировало. Линии размежевания проходили тогда по социально-классовому и идеологическому признаку. Люди солидаризировались друг с другом в противостоянии коммунистической номенклатуре. Прошло чуть более десяти лет, и этническая индифферентность общества сменилась сверхчувствительностью к этническим сюжетам. Призывы к «иванам» дать отпор «абрамам» и «хачикам» встречают сочувствие как в низших, так и в средних классах. Партии и блоки, сделавшие ставку на эксплуатацию национальных чувств, сколачивают внушительный политический капитал.

    Распространены два объяснения этого феномена. Первое, неолиберальное, гласит: патерналистски настроенный гомо советикус жаждет новой, на этот раз национал-социалистической, диктатуры. Второе, националистическое, утверждает, что происходит возрождение национального самосознания русских. Ни неолибералы, ни националисты не улавливают сути того запроса, который определяет динамику общества на протяжении последних полутора десятилетий. Это запрос на социальную справедливость.

    После того как власть КПСС была заменена антикоммунистической властью, люди почувствовали себя вновь обманутыми. Пропасть между правящим классом и обществом углубилась. Социологи называют это «резкой социальной стратификацией». Но в случае, если социальная стратификация хотя бы частично совпадает с этнической, возникает соблазн истолковать неравенство в этнических терминах, отождествить понятия «бедный» и «русский» и соответственно понятия «богатый» и «нерусский». Поиск социальной справедливости превращается в результате в поиск злых сил. Ненависть доведенных до отчаяния людей к кровопийцам-толстосумам достигает крайних пределов, а уж если эти толстосумы еще и инородцы, эта ненависть беспредельна. Поэтому, когда неолибералы в предвыборной думской кампании стали стращать народ «наступлением национал-социализма», это мало кого испугало. А вот политтехнологи, которые догадались слить в один флакон два устремления — одно к социальной справедливости, другое к этническому реваншу, — обеспечили своему скороспелому продукту легкое преодоление пятипроцентного барьера.

    Что касается антилиберального идеологического полюса, то успех блока «Родина» и жириновцев здесь склонны объяснять как долгожданное пробуждение русского национального сознания. Очнулся наконец русский человек от долгого беспамятства, взглянул окрест себя и узрел, что все теплые места в руках нерусских. Евреев. Кавказцев. Мусульман. Мигрантов.

    Если неолибералы не замечают обоснованного социального протеста, то их противники пытаются направить протестный импульс в русло этнического национализма. Суть этой идеологии — в стремлении добиться социальной солидарности на основе общности происхождения. Воображаемое «мы» строится как этническая общность: общие предки, общая история, общая вера, общий язык. Консолидация этой общности достигается через противопоставление другим общностям. Людям предлагают простой способ отличения «своих» от «чужих» — по национальности. И еще им объясняют, что у разных народов разные интересы. У русского — свои, у нерусских — свои.

    Массовое сознание легко заглатывает эту наживку. Ну не умещается в голове у обывателя, как русский человек мог довести своих соплеменников до столь удручающего состояния! Стало быть, он не был русским. Отсюда вера в то, что Ельцин на самом деле Эль-цин. Бьюсь об заклад, что не пройдет и двух лет, как в родословной Путина начнут искать следы сынов и дщерей Сионовых. Исчерпывающим образом объясняя мир, теория заговора позволяет массам справиться с фрустрацией.

    Поддержка этнонационализма со стороны масс вполне объяснима. Объяснима она и со стороны элиты. Лучше канализировать гнев низов по безопасному «национальному» руслу, чем позволить ему сосредоточиться на правящем классе. Но чем объяснить обращение к этнонационализму со стороны той части интеллектуального сообщества — журналистов, университетских преподавателей, политических публицистов, — которая в последние четыре года активно разрабатывает национальный проект?

    Этот проект предполагает, что из Конституции вычеркивается понятие «многонациональный российский народ». Государство становится собственностью одной, самой многочисленной, этнической группы, которая объявляется «государствообразующим этносом». Российские граждане ранжируются сообразно их лояльности данному этносу. Члены последнего занимают в общественной иерархии наиболее престижные места. Да, еще один важный момент данного проекта: в этом государстве должна существовать «государствообразующая религия». Это, разумеется, православие. И близость гражданина или гражданки к власти и ресурсам напрямую определяется его или ее отношением к РПЦ, а еще точнее — к Московской патриархии.

    Неужели они в самом деле полагают, что пенсионеры и наемные работники когда-нибудь сольются в коллективном теле нации с хозяевами нефтяных компаний и государственными чиновниками? Дело тут не в наивности, а в корысти. В расчете на передел власти по этническому признаку. На то, что представители русского капитала и русской бюрократии, после того как покончат с засильем нерусских, поделятся с теми, кто участвовал в идеологической подготовке их победы.

    Расчет неверный, господа. Во-первых, ваш проект вряд ли станут реализовывать. Вы упустили из виду, что капитал не имеет национальности. Его обладатели при всех внутренних противоречиях между ними сплочены друг с другом гораздо теснее, чем с теми, трудом которых капитал создается. Сегодняшние финансово-экономические и политические элиты — это класс в себе и для себя. Он бесконечно далек от «народа» и вспоминает о нем лишь в моменты предвыборных кампаний. Во-вторых, даже если на секунду допустить, что внутри этого класса произошел раскол по этническому (или, что еще смешнее, по конфессиональному) признаку и что «русско-православная» его часть объявит войну инородцам и иноверцам, с чего вы взяли, что после ее окончания вам что-то достанется?



    Читайте также в этом разделе:

  • КОЧЕВНИК, ТУРИСТ, ВОДИТЕЛЬ
  • ПАСЫНКИ «БЫВШЕЙ» СТРАНЫ
  • ИНОРОДНОЕ ТЕЛО
  • КУЛЬТУРА МИРА


  • Назад
    ©2003-2012 Политический журнал. Все права защищены. При полном или частичном использовании материалов ресурса прямая ссылка на сайт "politjournal.ru" обязательна.