Home Search E-mail
 
сегодня 29 мая 2016
Архив № 33 (176) / 17 декабря 2007
НовостиАрхивРедакцияПоискПодпискаРеклама
ПОЛИТИКА И ВЛАСТЬПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКАПОЛИТИКА И ОБЩЕСТВОПОЛИТИКА ДОСУГА
НОВОСТИ
  • 18 Апреля:  Россия заинтересована в ведении промысла в водах Исландии
  • 14 Апреля:  На форуме «ОвощКульт – 2016» правительство Подмосковья подписало 6 стратегически значимых соглашений
  • 13 Апреля:  IX международный форум информационных технологий «ITFORUM 2020/IT-Джем» проходит в Нижегородской области
  • 11 Апреля:  «Газпром нефть» увеличила запасы Чонского проекта
  • 10 Апреля:  Крупные компании Китая проявили интерес к инвестиционному сотрудничеству с Приангарьем
  • 10 Апреля:  Всероссийский флеш-моб «Подними голову» пройдет в Нижегородском регионе
  • 10 Апреля:  Москва примет участие в международной промышленной выставке Hannover Messe 2016
  • 07 Апреля:  Депутаты Заксобрания Иркутской области обсудили вопросы сотрудничества с коллегами из японской префектуры Исикава
  • 06 Апреля:  Грантоператоры объявят конкурс на получение президентских грантов
  • 06 Апреля:  Сергей Левченко Москве обсудил стратегию развития Приангарья с экспертами




  • Альберт СЁМИН: Зона национального бедствия


    ТЕМА НОМЕРА

    ТЕМА НОМЕРА»
    Версия для печати
    Андрей ВЕЙМАРН

    Диплом по Божьему промыслу

    В России готовится масштабная реформа духовного образования

    Недавно был в нашей стране такой случай. Воспитанник Санкт-Петербургской духовной академии священник о. Владимир Хулап защитил в Регенсбургском университете (Бавария) диссертацию по филологии. В соответствии с Болонским соглашением в России ее должны были признать. Выяснилось, однако, что сделать это невозможно – у о. Владимира не было высшего образования, поскольку имевшийся у него диплом Духовной академии наше государство не признает. Тогда о. Владимир экстерном сдал экзамены в Библейско-богословском институте апостола Андрея Первозванного и получил второе высшее образование. Только после этого в Высшей аттестационной комиссии (ВАКе) ему наконец засчитали диссертацию.

    Торжество справедливости

    Случай этот не типичный, но все чаще преподаватели Российского, Свято-Тихоновского и других православных университетов, которые окончили Духовную академию, сталкиваются с невозможностью получать зарплату за свою работу. Потому что и у них по закону нет высшего образования. Возникла эта дискриминация во времена советской власти – та духовного образования не признавала, чтобы закрыть для священников дорогу в школы и вузы.

    Поправки к Федеральным законам «Об образовании» и «О свободе совести и религиозных объединениях», необходимые для того, чтобы высшие духовные учебные заведения могли получать госаккредитацию, а их выпускники – госдипломы, уже разработаны. После того как они будут приняты, руководством к действию для религиозных вузов автоматически становится государственный образовательный стандарт. В соответствии с ним будущим богословам помимо прочего придется изучать психологию, естествознание, информатику, философию, политологию. А также сдавать нормативы по физкультуре.

    Следует отметить, что ряд требований госстандарта для духовных учебных заведений вряд ли достижим. В частности, это наличие в их штате высокого процента преподавателей с признанными государством кандидатскими и докторскими степенями, укомплектованность библиотек учебниками, рекомендованными Минобрнауки.

    В целом готовы, в деталях – нет

    Как сообщил наш источник в МП, лидерами в процессе госаккредитации учебных заведений РПЦ, безусловно, будут Московская и Санкт-Петербургская духовные академии. Наиболее подготовленные семинарии, превращаясь в вузы, перейдут с четырехлетнего на пятилетнее обучение, их выпускники станут бакалаврами. Те из них, кто потом дополнительно проучатся в Духовной академии три (а не четыре, как раньше) года, станут дипломированными специалистами и, если защитят магистерскую диссертацию, станут магистрами. Новшества затронули и епархиальные училища, которые готовят сельских псаломщиков, дьяконов и священников. Теперь они станут трехгодичными и по статусу будут приравниваться к техникумам.

    Но есть в этой идиллии маленькое «но»! Причем не одно. Несколько лет назад был принят госстандарт по специальности «теология». Это позволило открыть соответствующие кафедры и факультеты в 40 государственных и негосударственных вузах. Казалось бы, что проще – привести лицензирование и аккредитацию всей системы духовного образования в соответствие с этим стандартом? Однако теология и богословие в нашей стране не одно и то же. В российской православной традиции прослеживается устойчивая тенденция, говоря о себе, использовать только термин «богословие». Слово «теология» приобрело оттенок, связывающий его с католицизмом. При этом разрабатывать госстандарт по специальности «богословие» Минобрнауки не собирается. Правда, по нашей информации, в этом отношении РПЦ готова пойти с государством на компромисс. Но остаются другие проблемы. Не существует пока стандартов по теологии, отвечающих подготовке магистров и бакалавров, на уровне среднего звена в перечень специальностей ни богословие, ни теология не вошли. Поэтому мечты о госаккредитации религиозных колледжей пока остаются нереализованными.

    Затеваемая реформа таит в себе серьезные издержки и для студентов семинарий и духовных академий, которые уже получили высшее светское образование. После признания государством духовного образования для них оно попадет в категорию «второго высшего». То есть по закону должно быть платным и продолжаться не более трех лет. Платность в данном случае роли не играет, за обучение в семинарии платит не сам студент, а епархиальное начальство. Другой вопрос, как студенты светских специальностей смогут досдать колоссальную академическую разницу за три года.

    Нобелевские лауреаты против

    Но главное, что богословие и теология не внесены в перечень специальностей научных работников. ВАК не считает их науками. С точки зрения теологов, теология – это, конечно, наука. В XIII в. Фома Аквинский писал: «Теология – это наука о Боге и всех вещах в их отношении к Богу». Но тот же Фома Аквинский признавал, что в теологии есть истины, которые рационально обосновать нельзя. Это догматы о триединстве Бога, бессмертии души, непорочном зачатии и так далее. Познание духовного и рационального находится в разных плоскостях человеческого существования.

    Понимая это, в 2000 г., когда в вузах появилась специальность «теология», председатель ВАКа вице-президент РАН академик Геннадий Месяц выступил категорически против того, чтобы ВАК пропускала богословские диссертации. «В научной организации псевдонаучному сообществу не место», – пояснил он свою позицию.

    В ОВЦС МП по секрету тогда говорили: когда Месяца уберут из ВАКа, проблема с защитой диссертаций по богословию будет решена. В 2005 г. Месяца на посту председателя ВАКа действительно сменил академик Михаил Кирпичников. Однако РПЦ не удалось обратить в свою веру и его. Более того, в известном письме о недопустимости клерикализации отечественного образования десять российских академиков, включая двух нобелевских лауреатов, обращаясь к президенту Путину, писали:

    «Среди решений XI Всемирного русского национального собора обращает внимание резолюция «О развитии отечественной системы религиозного образования и науки». Предлагается обратиться в правительство РФ с просьбой «о внесении специальности «теология» в перечень научных специальностей Высшей аттестационной комиссии. Сохранить теологию как самостоятельное научное направление.

    Что касается попыток внедрения теологии в ВАК, они начались отнюдь не сегодня. Но раньше ВАК ощущала мощное давление, не видимое постороннему глазу. После Собора оно уже не скрывается. А на каком основании, спрашивается, теологию – совокупность религиозных догм – следует причислять к научным дисциплинам? Любая научная дисциплина оперирует фактами, логикой, доказательствами, но отнюдь не верой».

    Президент, несмотря на обращение ученых, публично промолчал, и РПЦ поняла его молчание как месседж. Как утверждает наш источник в Московском патриархате, чтобы решить свои проблемы с ВАКом, РПЦ готовится создать ученый совет из богословов, имеющих кандидатские и докторские степени по светским наукам. В этом ученом совете соискатели будут защищать свои богословские диссертации на уровне государственных требований. Предполагается, что проект будет реализован сразу же после того, как государство признает за духовными учебными заведениями право на госаккредитацию.

    Если РПЦ МП удастся убедить государство вручить ее богословам ваковские корочки кандидатов и докторов наук, это упрочит ее положение как никогда. Поэтому понятно, что рано или поздно РПЦ свои проблемы с ВАКом решит.

    Неблестящие перспективы

    Государство демонстрирует свое желание признать дипломы учебных заведений только тех доминаций, которые указаны в преамбуле закона о свободе совести как традиционные для нашей страны. Парадоксально, но старообрядцы в их число не попали. Вот что сообщил «ПЖ» видный деятель Русской Православной Старообрядческой Церкви, участник всех Освященных Соборов РПСЦ, член Рогожской старообрядческой общины Алексей Рябцев:

    «Госстандарт по богословию – это новшество, которое нас, конечно, не коснется. Хотя мы – тоже православные. С одной стороны, наши учебные заведения не зарегистрированы, потому что пока их трудно привести в соответствие с требованиями Минобрнауки. С другой стороны, еще вопрос, нужны ли их выпускникам госдипломы. Наше духовное образование – это внутреннее дело нашей Церкви. Человеку, который его получает, мы даем диплом, который котируется в нашей конфессии. А то, что вне ее этот документ неприменим, нас не интересует, потому что для работы вовне мы людей не готовим. Точно так же для нас не имеют значения дипломы чужих конфессий.

    У нас не возникало такой ситуации, чтобы попу приходилось искать себе приработка в школе или социальных службах. Если, скажем, умрет попадья и поп в силу канонических правил больше не может служить в церкви, он не пропадет. У нас такая нехватка епископов, что за ним сразу очередь встанет. Если поп не сможет служить, потому что попал под запрет, мы используем его как уставщика или преподавателя воскресной школы. Но это бывает редко, в нашей ситуации, чтобы попасть под запрет, надо серьезно проштрафиться. Если же батюшку лишат сана за какие-то блудни, для нас это враг, о котором не стоит беспокоиться. Вообще, поп – человек бесправный, куда ему деться со своей профессией, если не быть попом?»

    Протестанты тоже выпали из образовательной реформы. Студенты их учебных заведений получают свой сертификат об образовании от заграничных материнских организаций, нашим государством он не признается. Вот как прокомментировал «ПЖ» эту ситуацию представитель Российского союза евангельских христиан-баптистов Павел Бельков:

    «Было бы неплохо, если бы наши учебные заведения имели возможность получить госаккредитацию в России. Но из-за проблем материально-технического характера наши Московская и Новосибирская богословские семинарии пока находятся только в стадии получения лицензий. Их аккредитация – дело будущего. Пока мы готовим кадры за рубежом в семинариях, чьи дипломы валидны только за пределами России. Диссертации по богословию, которые там пишутся, признаются на Украине и в Белоруссии, но только не в России».

    В сходной ситуации оказались и католики. У них действует двухступенчатая система духовного образования, первая ступень – так называемый папский колледж (по существу – техникум), по образцу которого созданы колледж св. Фомы в Москве и семинария в Белоруссии. Такие учебные заведения аккредитуют авторитетные международные комиссии, и, если колледжи получили подобную аккредитацию, их дипломы котируются во всем католическом мире. Наше государство их не признает.

    Высшей ступени католического духовного образования – папской академии – в России пока нет. Поэтому для обучения священников пользуются папскими академиями примыкающих к России стран. Чаще всего это папские академии в Польше. Польский язык близок к русскому, поэтому русским учиться там легко.

    В русле наставлений пророка

    В Российском исламском университете (РИУ) рассчитывают, что года через два своим выпускникам здесь смогут выдавать госдипломы. Ректор РИУ доктор политических наук Рафик Мухаметшин утверждает, что РИУ первым из мусульманских вузов России подошел к аккредитации. «Таким образом, задача получения госдипломов в нашем институте уже практически решена», – с гордостью отмечает он.

    Впрочем, не всех исламских духовных лидеров России радует перспектива госаккредитации религиозных учебных заведений. Председатель Высшего координационного центра мусульманских организаций России азиатской части России муфтий Нафигулла-Хазрат Аширов, например, считает, что поправки, которые при этом придется вносить в учебные планы медресе, станут инструментом давления на мусульман. Единственное, что его в этом смысле радует, так это уроки физкультуры.

    «Что касается мусульман, – отметил он в эксклюзивном интервью для «ПЖ», – я думаю, что физическая подготовка для учащихся медресе – это как раз в русле наставлений пророка Мухаммеда. Тот говорил, что каждый мусульманин должен хорошо плавать, стрелять из лука и скакать на коне. Что касается философии, то логика (мантык) и философия (хикмет) у нас всегда изучались и в старых медресе.

    Думаю, что реформа системы образования станет наиболее проблемной для тех наших университетов, которые пока еще в полной мере ими не стали. А наши средние духовные учебные заведения в госдипломе не нуждаются, они готовят имам-хатыбов для сельских и небольших городских приходов. Форма диплома там большого значения не имеет.

    Госдиплом позволит выпускникам высших учебных заведений сочетать преподавание в мечетях и в светских учебных заведениях. Да и на любом другом рабочем месте этот документ упростит попытки его владельца найти общий язык с работодателем».

    Раввин с экономическим уклоном

    Больше всех грядущая реформа духовного образования в России пришлась по сердцу иудеям. Своими планами на этот счет с «ПЖ» поделился председатель Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений России (КЕРООР), раввин Зиновий Коган:

    «В КЕРООР есть две ешивы – Высшее духовное училище «Огалей Иаков» («Шатры Иакова») и Духовная академия иудаики «Торат Хаим» («Живая Тора»). Существует еще и хасидская ешива «Томхей Тмимим» («Поддерживающие цельных»). Кроме них, у нас есть многочисленные колели. Колель по своей структуре похож на ешиву, но посещают его, как правило, взрослые, работающие люди. Так что в России пока это нечто вроде клуба. Госстандарт выведет наше религиозное образование на качественно новый уровень. Учебный процесс в ешивах, которые станут вузами, будет упорядочен, помимо богословия в них появятся светские дисциплины, в том числе юридические и экономические. С таким багажом их выпускники смогут стать не только священнослужителями, но и чиновниками районных, муниципальных и федеральных учреждений.

    Даши Чойнхорлин – крупнейший в России буддийский университет

    На ближайшем бюро президиума КЕРООР мы обсудим проблемы наших ешив. Раввины прежде всего должны согласиться с необходимостью привести их в соответствие с государственными образовательными стандартами, чтобы в дальнейшем можно было их аккредитовать. Основой этих учебных заведений должен стать богословский факультет, который позволит, как в царское время, готовить раввинов в России. Параллельно с развитием вузов я предложу в рамках среднего специального образования открыть в ешивах новые прикладные факультеты. Музыкальный факультет канторского ведения службы, факультет каллиграфии, готовящий сойферов, людей, которые пишут свитки. Возможно, следует открыть пищевой факультет для обучения людей, которые делают все, чтобы пища была кошерной – шойхетов (резников), менакеров (удаляющих седалищный нерв) и машгиахов, ответственных за удаление запрещенного жира. На каждом из этих факультетов должны изучаться иврит, традиция, история, специальность и, кроме того, предметы, благодаря которым учебное заведение будет соответствовать образовательным стандартам России с правом давать госдиплом.

    Чтобы люди могли включиться в эту систему образования вне Москвы, надо предусмотреть возможность создания региональных филиалов, открыть заочные и вечерние отделения. То есть сконструировать структуру, способную к самосовершенствованию. Поэтому кроме вузов и колледжей в ней должна быть аспирантура».

    Физкультуру придется заменить

    В гонке за право получения госдиплома среди традиционных религий буддисты пока остаются на последнем месте. Сложившуюся ситуацию оценивает для «ПЖ» постоянный представитель Буддийской традиционной Сангхи России в Москве Санжай-лама Андрей Бальжиров:

    «Одной из наших главных задач является подготовка современно образованных буддийских священнослужителей. Для этого мы открыли два учебных заведения – Буддийскую академию при Агинском дацане в Читинской области и Буддийский университет «Даши Чойнхорлин» («Земля счастливого учения») при Иволгинском дацане в Улан-Удэ. Их студенты осваивают буддийскую философию – цанид, основы тантризма, правильное исполнение религиозных обрядов, изучают медицину, астрологию, знакомятся с пятью основными буддийскими науками: праджня-пара-митой, мадхьямикой, абхидхармой, винаей, логикой. Мы понимаем, что одно только религиозное образование достаточно широкого кругозора не дает. Поэтому, помимо богословских предметов, в этих вузах преподают тибетский, старомонгольский, английский, русский и бурятский языки, основы информатики, историю и этнографию, культуру и искусство народов Центральной Азии.

    Физкультура в наших учебных программах не предусматривалась, чтобы добиться соответствия госстандарту, может быть, ее удастся чем-нибудь заменить. В остальном мы готовы подстроиться под требования Минобрнауки. Для нас это важно. Получая госдиплом, наши священники почувствуют себя более уверенно. Полученные ими за границей дипломы в России не признают. Тем самым наши права были ущемлены».

    …Специальность «теология» имеет общую часть стандарта для всех конфессий и ту особую часть, которая у православных, мусульман и иудеев своя. Буддисты, для которых разработка госстандарта по теологии в 2000 г., видимо, была не самой насущной проблемой, своей частью пока не обзавелись. Сделать это им будет непросто. Столь же трудно представить, как буддисты планируют насытить штат своих университетов кандидатами и докторами наук, специализирующимися, например, в астрологии или тантризме. Так же, как и богословие, эти инструменты познания бытия не входят в ваковский перечень специальностей научных работников. Не ясно, как они укомплектуют свои библиотеки учебниками по праджня-пара-мите, мадхьямике, абхидхарме и винае, снабженными рекомендациями министерства. В лучшем случае для решения этих задач потребуются долгие годы. Им, как и представителям других конфессий, которых раздача госдипломов обойдет стороной, в утешение можно сказать только одно. Пока поправки в федеральные законы «Об образовании» и «О религии» не превратят госаккредитацию в обязаловку для религиозных образовательных учреждений, никто не ставит перед ними дилемму: либо госстандарт, либо закрытие. Веруйте, как Бог вам на душу положит! И да пребудет с вами госдиплом!



    Читайте также в этом разделе:

  • ВЕРА В ОБРАЗОВАНИЕ
  • НАШИ «МУЛЬТИВЕРСИТЕТЫ»
  • СУМЕРКИ ПРОСВЕЩЕНИЯ И ПРЕОДОЛЕНИЕ «ОБРАЗОВАНЩИНЫ»
  • ДУХОВНЫЙ ГОЛОД В РОССИИ НЕ УТОЛЯЕТСЯ
  • ВОСПИТАНИЕ РЕЛИГИЕЙ
  • НЕ РАДИ ПРИБЫЛИ…
  • ВОЛЬТЕРЬЯНЦЫ И ВОЛЬТЕРЬЯНКИ ПРОТИВ ОПК


  • Назад
    ©2003-2012 Политический журнал. Все права защищены. При полном или частичном использовании материалов ресурса прямая ссылка на сайт "politjournal.ru" обязательна.