Home Search E-mail
 
«Я не понимаю, о какой природной ренте идет разговор. Такого термина у меня нет. И, по-моему, ни у кого из министров нет такого. Цифра 3 млрд. долл. мне тоже незнакома» — так в недавнем интервью Михаил Касьянов ответил на вопрос об изъятии в доход государства природной ренты. Термина такого официально действительно не существует, но политики не перестают спорить о необходимости изъятия государством нефтяных сверхдоходов. О каких же суммах может идти речь? И как вопросы налогообложения нефтедобычи решаются у законодателей нефтяной моды — в США? Об этом — в материалах специалистов.
©2003-2012 Политический журнал. Все права защищены.